Сужение базы: как растут из-за санкций взаимные риски компаний и банков

05.12.2017 13:10 Источник: РБК

Беспокойство экспертов международного рейтингового агентства Standard & Poor's Global Ratings (S&P) вызывал рост концентрации кредитных рисков российских банков на крупных заемщиков. Об этом S&P сообщило в своем отчете «Санкции приводят к повышению рисков концентрации для российских компаний и банков» (есть в распоряжении РБК).

Речь о том, что из-за санкций все больше крупных корпоративных заемщиков, ранее кредитовавшихся за границей, теперь кредитуются в российских банках, справляться с этой нагрузкой банкам все сложнее, а, учитывая большие суммы кредитов, трудности одного заемщика могут существенно ухудшить финансовое положение банка, следует из отчета агентства.

Замкнутый круг

«В последние годы повысилась концентрация кредитных портфелей российских банков на крупнейших российских корпоративных заемщиках. Отношение «кредиты 20 крупнейшим заемщикам/собственный капитал банка согласно отчетности» у российских банков является одним из самых высоких в мире и составляет 226% (до введения санкций этот показатель составлял 170%, уточнили РБК в S&P). По нашим оценкам, совокупный долг (согласно отчетности) некоторых российских заемщиков уже достаточно высок в сравнении со способностью российской банковской системы к кредитованию. Это свидетельствует о том, что дальнейший рост кредитования банками таких заемщиков сопряжен с трудностями», — говорится в документе. На практике это может негативно повлиять на инвестиции и, как следствие, экономический рост, следует из отчета.

При этом не только крупные компании зависят от российских банков как от кредиторов, но и наоборот. «По нашему мнению, экономические санкции против России привели к усилению взаимозависимости российских компаний и банков в отношении финансирования за счет долга и размещения остатков денежных средств», — указывают аналитики S&P. Для банков это означает уязвимость для возможного изъятия средств крупными клиентами, пояснил кредитный аналитик S&P Global Ratings Сергей Вороненко.

В свою очередь, такая уязвимость к оттоку корпоративной ликвидности одного или нескольких корпоративных клиентов может негативно повлиять на значительное число других корпоративных клиентов в связи как с потенциальными потерями денежных средств, так и с дальнейшим сокращением базы инвесторов, которые из-за рисков дальнейших потерь могут начать изымать деньги из банка, указано в отчете.

Риск предположительный

Впрочем, сами же аналитики S&P признают: пока описанные ими в отчете риски не реализовались в значительной мере.

«Сокращение сроков погашения долговых обязательств и ограничение объема инвестиций в некоторые сектора до настоящего времени оказывали лишь небольшое влияние на показатели ликвидности крупных российских компаний», — говорится в отчете.

Однако ситуацию могут ухудшить дальнейшие санкции. «Мы отмечаем неопределенность относительно того, каким образом США будут реализовывать «вторичные» санкции, введенные ранее в этом году. Кроме того, мы полагаем, что неустойчивый доступ компаний к источникам внешнего финансирования может оказывать все более сильное негативное влияние на выполнение инвестиционных проектов, ориентированных на обеспечение роста, и создавать давление на крупные подтвержденные проекты, обусловленное проблемами с ликвидностью», — заявили в S&P.

Впрочем, в базовом сценарии ​существенных изменений в режиме санкций рейтинговое агентство не ждет.

Первый пакет антироссийских санкций был принят США в 2014 году и предусматривал, в частности, ограничение доступа российским финансовым и нефинансовым компаниям к международным финансовым рынкам. В августе 2017 года президент США Дональд Трамп подписал второй закон о введении дополнительных санкций в отношении России. Он предусматривает также сокращение максимальных сроков кредитования российских эмитентов, возможность введения запрета на покупку нерезидентами российских госбумаг, ограничения для любых лиц, которые проводят сделки с находящимися под санкциями российскими компаниями.

Секретное оружие

Оценить масштаб проблемы по отчетности банков точно невозможно, признает S&P, и такая неопределенность усугубляет ситуацию.

«Дополнительным фактором, усугубляющим эти риски, является то обстоятельство, что взаимозависимость российских компаний и банков не в полном объеме отражена в регуляторной отчетности банков, в том числе в связи со сложными механизмами взвешивания риска», — указывают в S&P.

Также банки активно используют опосредованное кредитование компаний через покупку выпусков и облигаций, и такое кредитование не учитывается при расчете концентрации рисков, хотя по факту способствует этой концентрации, следует из отчета. Аналитики отмечают, что подход, при котором банки покупают облигации компании и сразу же закладывают их в Банк России или на межбанковском рынке, чтобы получить под них финансирование, стал популярным способом рефинансировать валютные долговые обязательства для находящихся под санкциями компаний. Причем эта зависимость растет: объем вложений банков в корпоративные ценные бумаги уже достиг $65 млрд. При этом если на 1 августа 2014 года объем вложений банков в корпоративные ценные бумаги составлял около 11% совокупного портфеля ценных бумаг, то к 1 ноября 2017 года этот показатель достиг 18%.

Рыночный оптимизм

Опрошенный РБК ряд крупнейших российских компаний не согласен со столь критичной оценкой потенциальных рисков.

По словам пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, у компании есть другие инструменты привлечения средств помимо займов в тех банках, для которых чувствительны санкции США. Один из них — предоплата за поставки нефти. «Мы справимся без займов в тех банках, для которых окажется значимо ужесточение санкций США», — отметил он. Речь может идти о кредитовании в зарубежных банках из стран, не вводивших санкции против России, указывают эксперты.

Представитель РЖД сказал РБК, что объем кредитного финансирования инвестпрограммы составляет менее 5% от общего портфеля. Все эти средства привлечены в российских банках, уточнили в РЖД. Насколько широки возможности кредитоваться дальше, там не прокомментировали.

Банкиры тоже не склонны драматизировать ситуацию. «Высокий уровень концентрации на крупнейших заемщиках и банках — особенность российской экономики, которая характеризуется еще недостаточным развитием публичного рынка, а также отсутствием длинных денег», — отмечает председатель правления Московского кредитного банка Владимир Чубарь.

Председатель правления Совкомбанка Дмитрий Гусев признает, что теоретически высокая концентрация кредитных портфелей банков делает их высокочувствительными к кредитоспособности крупнейших заемщиков. «Да, это, безусловно, так. Есть большое количество эмитентов и заемщиков, которые являются по сути квазисуверенами или же обладают системной значимостью с точки зрения своей роли в экономике. У банков значительные риски на такие имена. Тем не менее реальной угрозой для банков это не является», — сказал он.

По мнению главного экономиста Евразийского банка развития Ярослава Лисоволика, восстановление экономического роста смягчает возможные риски. «Кроме того, банковская система сейчас имеет профицит ликвидности, что уменьшает риски в случае возможного изъятия средств крупными заемщиками, однако такой риск не кажется действительно принципиальным, с учетом того что крупными заемщиками являются устойчивые госкомпании», — поясняет гендиректор УК «Спутник» Александр Лосев.

Релевантные новости:

Cообщения НЛУ: